пара цитат из Мюнхгаузенов

7
профиль блогбера Дмитрий Ценёв

я не собираюсь удивлять кого-либо фактом реальности исторического существования этого персонажа... вернее, его прототипа: Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен-ауф-Боденвердер (Karl Friedrich Hieronymus Freiherr von Münchhausen) изволили появиться на этот свет 11 мая 1720 года в Боденвердере, что близ Ганновера, и покинул его и нас в нём 22 февраля 1797 года.

было бы здорово написать поподробнее, ибо достославный барон не просто достоин того, да и без меня написали... только какого — настоящего ли??? — он не просто достоин, он и взаправду служил в России (с 1737 по 1752, итого 15 лет) и почти все его знаменитые приключения (кроме, пожалуй, морских и космических) связаны с пребыванием его на наших территориях или там, где нам тогда воевалось

отдавая в распоряжение читателей желание или нежелание ознакомиться с биографией барона, ведь это ныне легко, даже в библиотеку идти не надо, плавно перетекаю в цитатки

...въехали в Санкт-Петербург.
Боюсь наскучить вам рассказами об образе правления, искусстве, науках и других достопримечательностях этой изумительной столицы России и ещё менее хочу занимать вас повествованием о всяких интригах и весёлых приключениях в высшем обществе, где хозяйка дома имеет обыкновение приветствовать гостя рюмкой водки и звонким поцелуем...

...Не одна ночь протекла за игорным столом, и немало ночей — под звон полных бокалов. Холодный климат и нравы страны отвели бутылке, среди других светских развлечений, в России гораздо больше места, чем в нашей трезвой Германии. Мне приходилось поэтому встречать там людей, которые в благородном искусстве выпивки имели право считаться подлинными виртуозами...

...Скромность не позволяет подчинённым приписывать себе великие подвиги и победы, слава которых обычно становится достоянием предводителей вопреки их человеческим качествам. И — что особенно противоестественно — слава становится достоянием королей и королев, никогда не нюхавших пороха, разве только на увеселительных празднествах, и не видевших никогда в глаза ни бранного поля, ни армии в боевом порядке, разве только на вахтпараде...

настоятельно рекомендуя прочесть, так сказать, "взрослый", а не детский — в адаптации для советских детей товарища Чуковского, вариант книг господ Рудольфа Распе и Готфрида Бюргера и предполагая от сего чтения получение вами неожиданного удовольствия,
теперь я перехожу к внуку знаменитого барона, барону менее знаменитому, но более литературному, то есть абсолютно литературному, нежели его реально существовавший дед — представившемуся излишне просто при появлении в сюжете:
— Я барон фон Мюнхгаузен, член почти всех учёных обществ, принятый в Аркадскую академию в Риме под именем "Неувядающего".
автор внука фон Мюнхгаузена (Карл Лебрехт Иммерман) мимоходом подтверждает имя сына того самого Мюнхгаузена — Феофила, но так и не удосуживается в своём многословном и довольно объёмном произведении "Мюнхгаузен. История в арабесках" упомянуть его имя

...Ах, если бы можно было выставить всех женщин из литературы, всех этих маркиз, как крещёных, так и египетских, вы увидели бы, как опять зацвели у нас здоровая шутка, юмор и ирония!..

...я и в помыслах вас не имел. Великий боже, неужели и в этой пустыне рассказчик не может уйти от толкований?..

...правда, согласно законам природы, этому виду животных полагается иметь и козлов, и они встречаются в моём рассказе, но я буду деликатен и не премину называть их супругами коз...

Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен-ауф-Боденвердер по версии Гюстава Доре. 1860-е

Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен-ауф-Боденвердер по версии Гюстава Доре. 1860-е

Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен (в мундире кирасира). Г.Брукнер, 1752

Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен (в мундире кирасира). Г.Брукнер, 1752
Опубликовано в сообществе: